История в роддоме. Это была победа всей нашей бригады

Я в ответ круглые глаза: — Василич! Какой ребенок!? Мне бы маму вытащить!

— Понятно, — ответил он, и укатил больную в операционную. Я бегу в ординаторскую, сталкиваюсь с ассистентом:

— Толь, давайте начинайте мыться, я следом! Через ..дцать секунд и я намываюсь, одеваюсь, к столу — начали! Вскрываемся, смотрим: на нас в рану корпорально разорвавшейся матки смотрит полностью отслоившаяся плацента, нижний край которой плотно врос в рубец на всем протяжении. В брюшной полости около пятисот миллилитров темной крови.

— Ой, Толя, помогай! я боюсь! — шепнула я ассистенту. — Не бойся. Давай вместе, — и начинает осторожно, одним пальцем отводить ткань плаценты от краев раны. Кровотечение не усилилось.

— Всё уже сократилось, работай, — успокоил он меня. И мы начали работать. Отвели плаценту, не трогая нижнего края, вскрыли плодный пузырь, и достали совершенно белого, как лист бумаги, ребенка, без признаков жизни.

— Жалко, не успели… — проговорил мой хирург, — весь выкровился через пуповину. — Василич, посмотри, а?

Может еще можно что-то сделать? Ты ведь у нас волшебник! — слезно попросила я, передавая бездыханное тельце на руки акушерке.

Рядом стоял совершенно потерянный молодой неонатолог.

Отдав ребенка, мы продолжили работать. Впереди нас ждала ненавистная экстирпация. И вот минут через десять напряженной работы, когда уже сосуды были перевязаны, и можно было откидывать матку, мы услышали какой-то слабый писк — не то котенок, не то показалось..?

Но писк нарастал и перешел в уверенный плач ребенка! — Неужели оживил!? — изумились мы, — Василич, это наш ребенок плачет!?

В операционную с довольной улыбкой вплывает Василич:

— А разве не вы говорили, что я волшебник? С легкостью и на подъеме мы закончили операцию. На полном разрыве матки спасли и маму и ребенка!

Это была победа всей нашей бригады!!

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *